Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:42 

На фото лучше, чем на самом деле

22:26 

Питер, как он бывает нежен



Много неба, все позолоты так уместны.

Глаз поднимается, прерывая поиск луж. Сухо, тихо, и очень нежно - где-то там, ысоко и далеко впереди.


08:34 

Несегодняшняя погода

Д а я бы и никак.. не рассвело еще.



читать дальше

22:50 

не так уж и жутко


18:28 

Искушение перспективой


читать дальше

19:03 

Сегодня вечером


Я просто иду домой
читать дальше

07:06 

У Леона скоро праздник

Собственно, что это означает?
Первое - он придет ко мне.
Второе - он удивится, что его праздник меня не касается.
Третье - он будет искать, подозревая, что я готовился и все хорошо спрятал.

Из чего следует - лучше повесить ветку персика. Не ель и не остролист, но годится для любого Нового года.

Пусть приходит - я даже поставлю на столик сакэ.

19:23 

просто радость себе


20:46 

Поиски разного

Сегодня, к вечеру ближе, когда я уж совсем был готов закрыть магазин, пришел посетитель.
Как страно - я желал такой встречи. Даже хотел найти, для чего отправлялся в ресторан к Софии, а тут - сам пришел.
-Проходите, пожалуйста. Вам что-нибудь особенное? Или Вы просто псмотреть зашли?

@темы: посетители

14:28 

Дружба, как она есть

- Леон, не трогайте эти фигурки, прошу Вас! Они же живые и очень нежные! Им горячо от Ваших рук - ожоги будут!!!
Я просто взвился: мои нежные хрустальные аксолотли!

20:04 

Леон в ярости - беги, Алекс, беги.

Господин детектив снова опоздал.
Ну, снова заварим чаю, приготовимся сбрасывать ноги с чайного столика и получить коробку сладостей.
- Крис, не волнуйся, Леон сейчас приедет, только сладости будут из супермаркета, наверное, и еще одна страшная история про работу. Лучше поиграй с Пон-тян.
Ну, все - идет. А топает-то как! Тотэтсу - ты уже занял позицию? Опять?
Я ласково улыбаюсь: все мои любимые со мной.

03:01 

Варианты выбора. Часть 1. Белка Юлий.

Очередной день, очередной посетитель.
Пришел мужчина, белый, средний или даже выше среднего роста, но склонный сутулиться. Вид как бы частично ухоженный: явно дорогие вещи, неплохо и со вкусом подобраны, но видно, что хозяину не всегда есть до них дело. К тому же, некоторая отечность лица и бледный цвет кожи… Не то, чтобы пьет, но, скорее всего, очень и очень ночной образ жизни.
- Проходите, присаживайтесь, пожалуйста. Выпьете со мной чаю?
Посетитель вздрагивает всем телом и сжимается. Кажется, он только сейчас понял, что не один и напугался. Выхожу на середину круга света – теперь я виден весь: маленький, женственный и совсем нестрашный. Ласково, по-кукольному улыбаюсь:
- Вам хочется выбрать друга, или удобное для содержания живое украшение?
Посетитель снова вздрагивает. Я снова делаю приглашающий жест - прошу к столу, - и сажусь сам. Аромат чая успокоит любого нервного человека, а если не справится – так и благовония есть.
- Не могли бы Вы рассказать немного о своем жилище и распорядке дня: так легче будет понять, какой Вам вид подойдет.
Я нарочито использую это отстраненное обозначение «вид», вместо того, что гораздо точнее отражает суть – «партнер». Так проще.
- Ну-у… - мой собеседник замолкает, и, спохватившись, садится в полукресло напротив. Какая у него занятная посадка: он не садится в глубину, а устраивается на углу, довольно широко разводя колени. Сидит изумительно прямо. – Я живу один. Квартира небольшая, всего спальня, гостиная да кухня – мне больше и не надо… Занят весь день и допоздна. Да, работа нервная. Иногда уезжаем на неделю, бывает больше. Вот, вкратце, все. Наверное, я зря все это затеял – даже котенка же не оставишь на неделю запертого в квартире?
Он наконец вскидывает на меня свои глаза, и я пораженно замираю: карие, как вишня, глаза измученного грызуна! Я прямо-таки заворожено (и завораживающе) смотрю в эти чудесные глаза и тихонько достаю из скрытого в столе ящичка благовония. Их не надо воскурять: аромат раскроется от тепла моей руки. Я натер запястье, и теперь картинно всплескиваю руками:
- Ах, да что же я! Ваш чай! – и быстро наливаю в европейскую чашку обычный черный цейлонский чай и почти всовываю посетителю чашку в руку. Все – теперь менее чем за минуту, я увижу чудесное превращение, мой гость покажет скрытую сущность…
Я успел подхватить падающую чашку: по креслу заметался шустрый темно-коричневый пушистохвостый грызун. Белка! Отличный самец.
Зверек замирает на сидении кресла. Уже начинает понимать.
- Я, пожалуй, предложу Вам орехов. Фундук или кедровые?
Зверь воинственно топорщит усы. Но при виде щедрой пригоршни блестящего, словно лакированного, фундука в скорлупе, он резво вскакивает на стол. Еда для настоящего зверя – дело святое. Не отрываясь, словно в диком ознобе дрожа нижней челюстью, белка сокрушает один орех за другим, ее защечные мешки вздуваются… Наконец, понял – а куда бежать с этим сокровищем? Присел, начал просто есть. Уж это точно останется с ним.
Пока мой гость успокаивается, насыщаясь, я изучаю его: все-таки первое впечатление было правильным – немного помятый и несчастливый экземпляр.
- Значит, Вы свободный и независимый неплохо обеспеченный холостяк? – спрашиваю.
- А что?- ни на миг не отрываясь, отвечает вопросом на вопрос мой посетитель.
- И одиночество несколько тяготит и не всегда удобно? Косо смотрят?
И тут Юлия, как наконец представился мой новый знакомец, прорвало: ему неплохо, в принципе, и одному. То есть конечно он хотел бы как все – чтоб его любили, ценили, обожали даже… и чтоб вроде бы он о ком-нибудь заботился. Но как? Как это организовать?
В смысле – работа у него такая, что весь день и ночь он на работе. Ну, оркестрант. Скрипач. То есть, работает в оркестре театра. Стало быть – с утра репетиции, днем всякое-разное, иногда записи, а вечера – спектакли или концерты. Или и то, и другое по очереди допоздна. Все, кого он видит - это театральные. Собственно, в этом и состоит проблема.
Все театральные: балерины, хор, солисты, кордебалет и оркестр – они хорошо знакомы и надоели до чертиков. Даже хуже того. Вот представьте – дружный творческий коллектив, приступающий к постановке оперы. Любой оперы. Там сразу начинаются коллизии – и самые противные из них даже не извечная борьба за лучшую роль (это понятная и нормальная конкуренция), выгодный вариант аранжировки и либретто – а все те же игры девичьи на спертом воздухе: под влиянием сюжета и музыки, разгораются любовные страсти.
Белка дернула хвостом и запихала пару орехов снова в защечные мешки. Пробежалась по краю стола. Потом степенно вытащила их. И продолжила, не выпуская орехов из очаровательных когтистых ручек:
- Когда-то вначале я впадал во всеобщее безумие и вовсю крутил эти романы. Но вот однажды я стал замечать в очаровательницах своих эдакое зверское. Вот, к при меру, наша Меццо-сопрано для меня теперь чаще выглядит крупной коровой. Такая черно-белая, здоровущая, и все время жует из телефона что-то. Или вот наш худрук – потрепанный лев. А его жена – самая обыкновенная драная кошка. Такая нервная, все время ластиться хочет, а чуть тронешь – тут же по рукам или глазам когтями. Кстати – и просто незнакомые люди на улице стали казаться зверями. А однажды и сам я ночью увидел себя… таким вот. Форточка была открыта. Я и выскочил: проверить, смогу ли.
А за окном был Лес. Вообще там городской газон, а тут был Лес: много-много тесно стоящих стволов, с ветками, словно нарочно простертыми так, чтобы белка могла легко бежать, перескакивая с дерева на дерево, пролетая за считанные минуты… куда? Как оказалось – к другому окну. Вроде туман, дымка, в которую погружены деревья. Капельки влаги на веточках… земли не видно. И вдруг видно окно –прямо только окно. Вскакиваешь, не оглядываясь, на подоконник – а вот уже просто дом – знакомый или не очень, и настоящее окно. То, первое окно само было незнакомо. Зато легко узнать занавески – такие милые, в нежный затейливый узорчик. Женечка. Женечка. Та, что так мило улыбается Юлию, когда он проходит к остановке – она поблизости живет. Однажды они прямо-таки столкнулись, что-то там рассыпалось, он помогал поднять. В общем, он, Юлий, теперь знает, что ее зовут Женечка, что она живет почти напротив и эти милые занавески неброской расцветки – это ее окно.
Осторожно взобравшись по раме, белка заглянула в комнату.
И вот с того времени не желал Юлий более знакомиться ни с кем: там, на кровати, покуривая, лежала свинка – такая немного в щетине, бело-розовая, в веснушках, и болтала по телефону насчет того придурка напротив, который у нее уже в лапах и скоро сделает предложение – «ты бы только видела, Тонь, как он лыбится и на ноги мои смотрит!»
Бросившись бежать, Юлий надеялся, что теперь попадет к себе… но Лес был против. Бедное сердечко напуганного маленького грызуна стучало внутри груди больно-больно от страха. Лес все не кончался. Но вот – снова окно. И опять – не родное, не свое, с вишнево-коричневой рамой, тусклым ночником и плотной гобеленовой портьерой. Это было окно Элеоноры, Норы – в общем, его лучший друг Санька женат на этой штучке. Санька – виолончель. Отличный звук, классный, бархатный, завораживающе-медовый. Талантище – ему бы на конкурсы.
Но есть Нора, и в эту нору-дыру уходит жизнь Сани. Ну, конечно – она такая… оказывается, тоже свинка. Белка вдруг увидел их: могучая хавронья почти придавила и покусывала ослабевшего большого доброго пса. Тот смотрел извиняясь, и тихонько только постукивал по полу хвостом. А хавронья щелкала немалыми клыками и норовила поддеть побольнее. Пес в очередной раз взвизгнул и отступил. Бедная, бедная белка! Сердце разрывалось на это смотреть. Но как маленький лесной зверек сможет противостоять огромным махинам? За ними все преимущества как в дневном мире, где они уважаемые актрисы, законные жены и прочая, прочая, так и в этом мире, где есть Лес.
- Кстати, Юлий, а как вам удобнее общаться – белкой, или человеком?
Зверь опустил лапки, подергал усами и задумался - начал умываться. Отчистив пушистые уши, пригладив темя и начистив нос, решил:
- Наверное, белкой – и, пожав плечами, добавил – так ни я, ни меня в заблуждение не ввести: маленький я, слабый и только сострадать могу. Сердце рву, все понимая и сочувствуя, а помочь – никак.
Да, мне кажется, в этой интерпретации случай безнадежный. Но это один вариант, а есть всегда еще несколько.
- Вы правы, Вы совершенно правы. Вам надо решительно сменить круг общения. Хотя порывать с привычной средой тоже не спешите. Во-первых, вам бы место для общения сменить – как, например, насчет другого леса – не призрачного, а настоящего? И приятелей среди почти настоящих зверей – вот у них психика здоровая. Знаете – давайте-ка вы ко мне зайдете через пару-тройку дней, а лучше – в понедельник ближайший. Думаю, будет у меня для Вас интересное предложение.
Все это я говорю обычным способом снова мужчине «слегка за тридцать». Тот согласно кивает, и, несмело улыбаясь, откланивается.
Итак, у меня заказ на исправление судьбы. Мужчина банально так хочет быть счастлив, что видит кругом одни несчастия.
Что выбрать – кицунэ или нечто иное?

11:35 

От любопытства кошка сдохла... а вервольф?

Снова оказавшись в своем магазинчике ( не так плохо, почти как у моей э-э.. затрудняюсь все, как ее называть про себя? Та, которая вскормила? - в общем. пространство в пространстве, коридоры-комнаты. есть где дракону быть и кирину прийти на встречу. Опять же - мои обожаемые Пон-тян, Тотэтсу и прочие) я резко вспомнил - а вот Тэцу убрать надо! Он такой - сожрет, и глаза невинные сделает!
- Пон! скажи Тэцу, чтоб духу его здесь не было: увижу его зад рыжий - Леону сдам. и на поруки не возьму!
Все прочие более-менее подконтрольны и в людском обличьи без благовоний не вылезут. Кстати - быстро проветривание: еще травками тут не пахло.
Кажется, готово.
- Дорогой гость, прошу!
И я вежливо за руку ввожу Алариха как-его-там за руку через двери в магазинчик домашних любимцев "Count D".

13:08 

Прогулки по лесу

С утра нарастало беспокойство - и показалось очень уместным приглашение мадам Софии Аурелии пройтись по лесу. Что-то ей там надо было изучить на месте, а мне - вот куда бы угодно, чтоб только не копаться в своих ощущениях и подозрениях.
Вышли, как обычно, из ее Дома, по дорожке парковой, в местность как бы не то, чтобы дикую, но неухоженную и дичающую на глазах:


19:59 

Варим варенье

Сегодня с утра было совершено замечательное настроение. Сходил на рынок, прикупил ягод, услал Пон-тян и Тотэтсу подалее - чтобы не мешали. Буду варить варенье - это так по-американски. Пытаюсь понять эту загадочную американскую душу: Леона.
Он точно сегодня придет,и, может быть, снова принесет сладости.
Пока мне никто не мешает, надо помыть персики, вишню, землянику... вкусно, так бы и съел прямо сейчас.
А надо ли все это мыть?
Я ничего не упустил? И сколько туда кладут сахара? И льют ли воду - перед варкой?
Кухня светлая, большая, но сейчас в ней явно кого-то недостает. Кто бы мне ответил на вопросы?
Может, Леон знает? Или про варенье, или про специалиста.

09:11 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:28 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:41 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
08:54 

красивый спуск


15:47 

Есть замечательное свойство - альтруизм. Без него вряд ли выживали даже сильнейшие виды.

Cami-sama

главная